Церковь Святого Мамаса

Церковь и Монастырь Святого Мамаса на Северном Кипре.

Множество легенд связано с именем, в честь которого названа церковь. В древних писаниях говорится, что некий Мамас был рожден на территории Северного Кипра в третьем веке нашей эры. Причем в совершенно непривычном для этого месте — в тюремной камере, так как родителями его были Руфина с Феодотом, последователи и распространители христианства на данных землях, запрещенное в те века.

Спустя время мать с отцом умирают, а за воспитание мальчика берется вдова, полная благочестия, — Аммия, так как однажды ночью к ней явился ангел, молвив, что она должна усыновить ребенка и передать ему знания своей веры. Взяв на попечение Мамаса, Аммия вырастила его по всем христианским канонам, несмотря на то, что в те времена все еще проводились их активные гонения римскими властями.

С четырнадцати лет Мамас занялся просветительской деятельностью, он читал проповеди с таким вдохновением, что его собирались слушать толпы народа. Хорошая жизнь закончилась вместе со смертью мачехи. Новоиспеченного проповедника тут же схватили за распространение неправильного вероисповедания и силой приволокли к правителю Аврелину. Он пытался «вразумить» парня, чья вера оставалась непоколебимой. Тогда император приказал казнить нахала. Но по легенде Бог не оставил свое дитя и послал ангела для спасения Мамаса. Он спустился с небесной обители и привел всю охрану в дикий ужас, отчего они разбежались в разные стороны, а проповедник таким образом был спасен от смерти.

После успешного побега из кровожадных рук властителя, Мамас обустроил себе новое жилище в горной пещере, и стал полным отшельником. Он все еще занимался просветительской деятельностью, правда слушателями по большей части являлись горные козы и другие местные животные, которые уже принимали его за своего. Иногда к нему поднималась пара тройка людей, а порой он сам спускался в ближайшую деревню, и вел свои христианские разговоры.

Церковь же была выстроена только в пятнадцатом веке и сейчас располагается в центре современного города Гюзельюрт. Ее изначальный готический стиль был сменен в середине восемнадцатого века, во время перестройки здания. Центральный вход в храм закрыт, поэтому народ заходит через боковые двери. Сразу, с левой стороны от данного входа располагается саркофаг с захоронением святого. С ним связана одна история: когда-то в здание проникли грабители и попытались открыть гроб, они принялись высверливать крышку, но к счастью афера не получилась, а из получившегося отверстия по сей день сочится масло. По легенде данное масло является целебным лекарством, которое может излечивать болезни глаз и ушей.

Еще одна легенда связывает Мамаса и современную историю. Во время своей отшельнической жизни, император попытался наложить на Мамаса выплату подати. Сборщики налогов постоянно требовали с него денег, но откуда им взяться у обычного проповедника, считавшего, что отвечать ему стоит только перед Богом, но никак не перед самопровозглашенными властями данных территорий. Тогда солдатам было приказано привести его к наместнику для определения наказания. Римляне схватили мужчину и повели через лесополосу, как неожиданно из чащи выпрыгнул цирковой лев, сбежавший от гастролирующей труппы. Воины тут же разбежались от страха, а Мамас сумел чудом укротить льва и на нем же прибыл к наместнику. Последний был на столько восхищен и поражен, что освободил его от налогообложения до конца жизни. После этой истории Мамаса стали почитать, как покровителя налогоплательщиков и тех, кто не желает заниматься передачей части своего нажитого денежного довольствия в государственную казну.

Во внутренней части церкви имеется иконостас восемнадцатого века, на котором находится икона, славящая мучеников христианской веры. Она была написана в пятнадцатом веке. Стены храма украшены надписями паломников. Если приглядеться, то можно встретить благодарное послание от Василия Барского из Киева-Печорской Лавры, приезжавшего на Северный Кипр несколько раз для исцеления от своего заболевания. Лик Святого Мамаса представлен в бесчисленных иконах, расположившихся по остальным стенам храма. Обычно его изображали верхом на льве с ягненком в руках.